В четырёх шагах от счастья

18.11.2014 - Юмор и Разное

Как говорил один древний мудрец – «Я ни чего вам не скажу, потому что мне нечего сказать».

Шаг первый.

«На далёкой планете жили–были каменные гуманоиды».

 Тут писатель Вельдумарил Припронебицкий задумался.

– А, «далёкая» планета, от какого места «далёкая»? От Земли? Для жителей той планеты, наоборот, я «далёкий», а не они…

 Вельдумарил, подумал–подумал, выбросил все мысли из головы, потому что он был писатель, и продолжил.

«Каменными гуманоидами они стали из–за того, что на далёкой планете не было эволюции. Случись у них эволюция, гуманоидами бы стали живые организмы. Так как, для биологической жизни  климатические условия планеты не подходили, камни решили сами стать гуманоидами.

 Сейчас уже ни кто и не помнил, кто первый из камней стал гуманоидом. Но всем камням, на далёкой планете, эта идея понравилась.

– Что мы тут лежим, на далёкой планете, просто так? Давайте уж каменными гуманоидами станем, что ли! – говорили камни…»

Тут в кабинет к Вельдумарилу постучали. Дверь открылась. Вошла супруга Вельдумарила, принесла ему чай.

– А ты о чём сейчас пишешь? – полюбопытствовала супруга – Опять о каменных гуманоидах с далёкой планеты?

– Я писатель исторической фантастики! Не про любовь же мне писать.

– Сколько можно про каменных гуманоидов писать–то? Написал бы что-нибудь интересное.

– Что интересное? Про глупых эльфогномов и про их глупых гномоэльфиек?

– Почему глупых?

– Потому что только глупый идиот может всю жизнь про них читать!

– Это твои каменные гуманоиды глупые! А эльфогномы умные!

– Вот объясни мне. Допустим, живёт весь этот твой волшебный сброд на какой–то волшебной планете. Все такие маги из магов, мудрецы из мудрецов и прочие лоботрясы из лоботрясов. Живут все как звери – стаями. Приходит к ним какой-нибудь злой дядька волшебник и всю эту гномоэльфийскую сволочь убить пытается. Вся эта сволочь объединяется в волшебную свору, и убивает злого дядьку. А мораль этого волшебства в чём? В том, что львы, волки, слоны, кролики, медведи и прочие, должны уже давно объединиться и поубивать всех людей на земле? Это, то же самое, что если бы в твоих сказках злой дядька волшебный всех поубивал, а потом сказки бы начал писать, про то как его победили эти эльфогномы. При этом, мечтал бы в эльфогномский мир попасть, который он разрушил.

– Да ты вообще ни чего не понимаешь! Там всегда добро побеждает зло! Вот про что эти сказки. А твои каменные гуманоиды про что?

– Мои каменные гуманоиды лежат и ни кого не трогают. И их ни кто не трогает. Я самую гуманную, реалистичную сказку пишу.

– А в чём смысл тогда твоих каменных гуманоидов?

– А в чём смысл – добро побеждает зло? Это же бред! На самом деле, только злом можно победить зло. Поэтому мои каменные гуманоиды выше всякого добра и зла. Они просто – каменные гуманоиды, и им не нужно ни кого побеждать.

– А если каменных гуманоидов злой дядька волшебник захочет убить, а потом в рабство забрать?

– На моей далёкой планете нет злых и добрых волшебников. Все каменные гуманоиды злые и добрые одновременно!

– …!

«… Когда к каменным гуманоидам, на далёкую планету, прилетел злой волшебник Эльфогном, который до этого захватил всю вселенную. Каменные гуманоиды поработили его и отобрали всю захваченную им вселенную. А потом опять стали каменными гуманоидами…»

Шаг второй.

Умный человек Фёдор Рукаломников глядя на себя в зеркало всегда поражался.

– Как такой умный человек как я, может отражаться в зеркале в таком глупейшем виде, без одежды?

 Он надел пиджак и опять подошел к зеркалу.

– Вот пиджак отражается нормально, как есть. А я отражаюсь без одежды в глупейшем виде. А если на пиджак надеть одежду он тоже голый в глупейшем виде отражаться будет?

 Он надел на пиджак рубашку и опять подошел к зеркалу.

– Не пойму. Я в глупейшем виде отражаюсь, пиджак в нормальном виде отражается, а рубашка отражается с грязным воротником! Я же умный человек. Почему тогда глупая рубашка с грязным воротником, умней меня отражается?

Фёдор Рукаломников почесал затылок. Опять посмотрелся в зеркало. Вышел в коридор, и в таком виде постучал в дверь соседа Мойкина. Мойкин открыл дверь голый, в пиджаке и рубашке с грязным воротником.

– Мойкин! Вот скажи мне. Почему рубашка с грязным воротником отражается в зеркале, как рубашка с грязным воротником, а я отражаюсь в глупейшем виде?

 Мойкин не раздумывая почесал затылок, а потом подумал и сказал.

– А вот я, совсем не отражаюсь в зеркале. Потому что я умный человек. Да у меня и зеркала–то не, чтоб не отражаться.

Шаг третий.

В последние дни Вельбермович плохо спал. Его мучали ночные кошмары. Во сне, постоянно, какие–то неизвестные занимали у Вельбермовича деньги и не отдавали. Когда он раздал все свои деньги, один неизвестный, по фамилии Шульцман, взял у него в долг наручные часы и не вернул. Другой неизвестный, Спунгинович, пришел в кошмарный сон Вельбермовича, и попросил в долг его жену. Когда Вельбермович вывел свою жену из спальни, Спунгинович увидел жену Вельбермовича и отказался брать её в долг. Вельбермович очень расстроился, от чего проснулся в холодном поту. Посмотрел на спящую рядом супругу и, отвернувшись от неё к стене, снова уснул.

 Проснулся Вельбермович утром. От того, что в кошмарном сне он отдал последнее нижнее бельё неизвестному Штульбергу, который приходил свататься к его дочери. Но дочери не оказалась дома, потому что Вельбермович отдал её в долг неизвестному Сыктовичу. Зашедшему за час перед приходом Штульберга.

 Не выспавшись, в холодном поту, Вельбермович сполз с кровати на пол. Сел возле кровати и заплакал. В дверь спальни вошёл Штульберг.

– Я принёс обратно ваше нижнее бельё. Как вы в нём ходите? Я вот в нём не смог ходить, оно мне под цвет глаз не подходит. Дайте мне что-нибудь ещё в долг, а то я не уйду.

Вельбермович перестал плакать, и достал из под одеяла свою супругу.

– Штульберг, тогда возьмите мою жену. Её почему–то в долг ни кто не хочет брать.

Штульберг посмотрел на заспанную, зевающую жену Вельбермовича. Потом на принесённое им нижнее бельё. Несколько раз сравнил одно с другим.

– Вельбермович! Ваша жена это конечно хорошо, но спрячьте её пожалуйста, от куда достали. А то она на меня смотрит, как я ваше нижнее бельё к цвету глаз примеряю.

Вельбермович накрыл зевающую жену одеялом.

– Штульберг, а может, вы мою кровать в долг возьмёте?

Штульберг оделся в принесённое им нижнее бельё Вельбермовича. Обошел вокруг кровати, и лёг на неё. Но тут же вскочил в холодном поту. Сполз с кровати рядом с Вельбермовичем и заплакал.

– Вельбермович, почему ни кто не берёт вашу жену в долг? Я её опять сейчас неизвестному Спунгиновичу предлагал.

– Ах, Штульберг, вы меня зарезали в больное место.

Вельбермович посмотрел на Штульберга в своём нижнем белье. Потом на его цвет заплаканных глаз и спросил.

– Штульберг, может вы, всё-таки, передумаете и возьмёте мою жену в долг… как и обещали?

Штульберг прекратил плакать и стал серьёзным.

– Я не обещал, вы что-то напутали. Я бы взял…, но – приподняв одеяло, посмотрел на жену Вельбермовича – у меня свою девать некуда. А ваше нижнее бельё я возьму. И не сомневайтесь!

Штульберг не снимая нижнего белья Вельбермовича, встал с пола и быстро вышел из спальни.

Вельбермович хотел, что–то крикнуть в след, но услышал хлопок закрывшейся входной двери за Штульбергом. Из-под одеяла с кровати встала жена Вельбермовича, и наступила ему на ногу. Вельбермович взвизгнул, и забился под кровать. Жена приподняла край кровати. Вельбермович лежал лицом в пол, закрывая руками голову.

– Ты почему тут без нижнего белья валяешься, придурок?

– Я, Маня, хотел …

Маня пнула Вельбермовича в бок, не дав договорить.

– Чего валяешься идиот!?

– … я?

Шаг четвёртый.

– Терпеть не могу, когда кто–то думает не так как я! Зачем тебе, твоя точка зрения? Я уже всё придумал за тебя! Забудь свою точку зрения! Моя точка зрения лучше и правильней, чем твоя глупая точка зрения! Ты думаешь, что ты умеешь думать? Забудь! Как, дурак, как ты, может думать?

Через некоторое время.

– Ты хоть и дурак дураком, но в чем–то ты прав. Глупый, конечно, но есть в тебе что–то. Только, до сих пор не пойму, – как такая идиотская, глупая точка зрения, как у тебя, тебе в голову пришла?

Через некоторое время.

– Вечно вам дуракам везёт!

Автор: Е. Уляшев ноябрь 2014 г.Томск

› tags: абсурд / абсурдный юмор / юмор /

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top