На приёме у врача

02.02.2014 - Юмор и Разное

-…эм-м

 Как-то раз, Степан Надолезев решил сделаться переводчиком, изучить иностранный язык. Степа был натурой увлекающейся. Его так затянуло в это занятие, что иностранный язык он выучил за неделю. Правда, он так увлёкся, что изучив иностранный язык, совсем позабыл родной. Поначалу Стёпа этого не заметил. А когда получил по уху в магазине, задумался, и пошел обратно домой, на родной язык переучиваться.

 Его увлечённая натура засела за учебники, и к концу следующей недели родной язык «отскакивал» от Стёпиных зубов, но почему-то с акцентом. И опять же, заговорив на родном Степан позабыл иностранный. Это заставило его призадуматься о своём феномене.

 В задумчивости, пролежав несколько дней, он решил — «Проведу над собой эксперимент! Выучу ещё какой-нибудь иностранный язык». С головой погрузившись в эксперимент, следующий иностранный язык, изучил за три дня. Зашел в магазин и получил по уху.

-Я же ещё ни чего не сказал! — зашумел Стёпа на продавщицу, на каком-то иностранном языке. И опять получил по уху.

 По опухшему красному уху Степан понял, что опять родной язык «вылетел» из его головы. Ещё с большей задумчивостью возвратился домой, и опять стал родной язык изучать.

 Через три дня, зайдя в магазин и получив по уху, Стёпа понял — он забыл какой язык у него родной. Его охватила паника. «Влетев» в свою квартиру, Степан принялся изучать все языки без разбора.

 Через месяц к Стёпиному дому подъехал белый автомобиль. Огромный санитар, при виде которого пациенты сами без посторонней помощи запаковывались в смирительные рубашки, вывел его из подъезда на улицу и затолкал в машину.

 В больницу Степана привезли истощённого и с распухшими ушами. Говорил он непонятными звуками, похожими на хитросплетения иностранных слов, разных языков и наречий. Понять, что он говорит, ни у одного профессора осматривавшего его не хватало образования. Как выяснилось, Стёпа всё понимал и мог разговаривать. Но то, что он говорил, ни с каким словарём понять было невозможно.

Всё изменилось, когда в палату к Степану подселили Адольфа Гитлера.

-Адольф! — представился вновь прибывший, когда дверь палаты закрылась за санитаром.
-Степан. — негромко протянул Стёпа, на непонятном его родном языке.
-Значит Стефан по-нашему!? Это замечательно! — воодушевлённый Адольф добродушно, довольно разулыбался.
-А ты случайно не шпион? — вдруг, вплотную подойдя, тревожным шёпотом, спросил Адольф.
-Я?! Почему?

 От удивления Степан растерялся и на мгновение вспомнил родной язык. Но от последующих выводов Адольфа он ещё больше запутался в родных языках.

-Судя по твоим ушам, ты любишь много слушать. — Адольф кивнул с подозрением на опухшие красные уши Степана.

-А-а-а, уши… Это я в магазин ходил… — не зная как продолжить Стёпа замялся.

 У Адольфа, почему-то, это оправдание не вызвало подозрений. Наверное, потому что его перевели к Степану из палаты с бывшим разведчиком. Который так законспирировался, что забыл свою реальную биографию и даже ФИО. В разведцентре эта информация была засекречена, а тот, кто имел к ней доступ, скончался. Нашему разведчику повезло, рядом с его конспиративной квартирой проживала семья иностранных шпионов, которые знали его по информации из своего разведцентра. Они-то и привели его сюда, после безуспешных попыток завербовать нашего разведчика.

 Каждый день у разведчика начинался со знакомства со старыми постояльцами палаты, в которой он уже давно находился. При этом каждому он представлялся разными вымышленными именами. И что интересно, помнил, кому, и каким псевдонимом он сегодня представился. На следующий день начиналось всё сначала.

 Прозванный медперсоналом — «Шпион», один раз даже вылечил больного шизофренией, которому посчастливилось попасть в его палату. Вторая личность больного не выдержала издевательств Шпиона над его нетрадиционной сексуальной ориентацией. Которая заключалась в любви к просмотру телевизионных концертов с участием российских звёзд шоу-бизнеса. Шпион садился в угол палаты на тумбочку и изображал телевизор. После вещания новостей он объявлял начало концерта — «Ко дню памяти жертв медицинского террора» с участием популярных звёзд эстрады и выключался, изображая потерю сигнала. А через мгновенье включался и объявлял, что концерт окончен, и переходил к показу мультфильмов для взрослых. «Король ПопА», как его прозвали из-за его второй личности, багровел от таких переходов и впадал в ярость. Шпион объявлял следующий телеконцерт и опять выключался. Это продолжалось до тех пор, пока у здоровенного санитара, при виде которого все облачались в смирительные рубашки, выдерживали нервы. Через неделю такого лечения вторая личность «Короля» не выдержала и покинула тело больного. Правда сказать, его настоящая личность оказалась куда более ненормальной, чем ушедшая. Когда Шпион в последний раз показывал телевизор и выключился, эта «настоящая» личность встала с койки и так «треснула» Шпиона по голове, что лежавший в палате призывник «косивший» от армии, по-настоящему сошел сума и стал Адольфом Гитлером.

 Перевоплотившись в Адольфа, призывник приобрёл ещё один недуг, по ночам он стал летать со стерхами. Потолки в палате оказались низкими и для полётов непригодные. Ночному Адольфу хватало места только для одного взмаха крыльями, после чего он ударялся головой о потолок и падал на спящего Шпиона. На этом ночной полёт со стерхами заканчивался.

 После третьей ночи полётов Шпион не выдержал и вспомнил свою забытую биографию. В разведшколе, где он обучался, о пытках падающими ночью стерхами ни кто, ни чего не знал. Поэтому при очередном падении Адольфа, Шпион «раскололся» и начал рассказывать Адольфу всё, что он знал. Очнулся Адольф от плюющего ему в лицо, скороговоркой государственных тайн, Шпиона. К утру, Шпион закончил разглашение последней тайны, и вспомнил как его настоящее имя, чему очень обрадовался. Но потом понял, что проговорился. Опять сошёл сума, и стал выключенным телевизором.

 После этой ночи Адольф перестал летать со стерхами. От услышанных тайн у него широко открылись глаза и больше не закрывались. Поэтому всю оставшуюся жизнь он больше не спал.

 «Шпион-телевизор», после такого излечения, замолчал и больше не произнёс не единого слова. Он всю ночь вздрагивал и шипел, а проснувшись, шел в угол палаты, садился на тумбочку, и изображал выключенный телевизор. Врачи, чтобы его расшевелить, перевели Шпиона в палату к буйным больным. Но через несколько дней буйные замолчали, и тоже стали выключенными телевизорами. Только один буйный не стал телевизором, из-за того, что в палате ему не хватило угла, поэтому он сошел сума ещё больше и стал стерхом.

 Врачи проэксперементировали Шпиона на другой палате с буйными — результат оказался тем же. Один аспирант взялся писать диссертацию по Шпиону, но после непродолжительного общения с оным тоже стал выключенным телевизором. После этого, главврач запретил всему персоналу общаться со Шпионом и стал воровать сэкономленные средства от лечение буйных больных. А когда главврач отправил свою дочь учиться в Англию выключенных телевизоров в городе заметно поприбавилось. По городу сразу поползли слухи. Мол, это какой-то секретный эксперимент иностранных государств и кто-то даже написал «куда следует» коллективное письмо, но нахлынувшие столичные проверки только добавили выключенных телевизоров в городе. Высокопоставленный чиновник, оказавшись в этом городе проездом с рабочим визитом на Мальдивы, очень возмутился неработающим телевизорам. После безуспешной попытки узнать погоду на завтра у одного из них. На следующий день он приказал отремонтировать все телевизоры и уехал. Администрация города в срочном порядке заставила главврача принять меры и включить все телевизоры. Но когда узнали, что высокопоставленный чиновник больше не вернётся в их город, по причине его ареста. Успокоились и продолжили выпуск выключенных телевизоров.

 Адольф поведал Стёпе государственную тайну, услышанную от Шпиона. От которой Степан начал разговаривать на своём непонятном языке — понятно. От услышанного Адольф окончательно сошел сума и стал Степаном. Врачи чтоб спасти ситуацию подселили к двум Степанам Шпиона.

 Стёпа посмотрел на бывшего Адольфа и понял, что своим языком он может управлять людьми. В сидящего в углу Шпиона он кинул тапок, объявив, что это пульт дистанционного управления. Шпион мгновенно включился и стал Степаном.

 Главврач такого обратного эффекта не ожидал. А когда осознал, что произошло, в палате уже находилось три Степана говорящих на своём языке. Главврачу стало худо. Мысленно перед глазами поплыли уплывающие ещё не заработанные, но уже потраченные деньги. «Чем же я теперь буду лечить больных, а верней — кем!?» — взвыл главврач, оберегавший Шпиона как всемирный золотой запас. Совесть, забронированная банковской дверью, сопротивлялась как могла. С — «Что делать?» в голове и не находя ответ, главврач велел привести Степана к себе в кабинет для личного осмотра.

 Весь медперсонал боялся и отказывался сопровождать Стёпу к главврачу в кабинет. Даже здоровый санитар без мозгов заробел. Но под нажимом коллектива согласился, заткнув уши ватой.

 После обследования, из кабинета главврача, вернулись три Степана. Степан, который был главврачом, объявил собрание и после этого все кто его слышал тоже стали Степанами.

-… эм-м. Вот только из-за этого у вашего Степана уши распухшие и красные, а не из-за того, что вы его постоянно бьёте раскалённой сковородкой по ушам. Других причин я не нахожу. — дописав и захлопнув историю болезни врач облегчённо выдохнул.

Автор: Е.Уляшев

› tags: абсурд / абсурдный юмор / сатира / черный юмор / Юмор и Разное /

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Top